Sunday, December 27, 2009

Радзиховский о Гайдаре

Ежедневный Журнал: Остров, где обитал Гайдар

Вот почему мне не нравится эта статья? Как будто ведь хорошо пишет Радзиховский и о Стругацких, к книгам которых я испытываю сентиментальную привязанность, и о Гайдаре, которого я всегда уважал... А вот все кажется искусственным каким-то. Думаю, потому, что Л.Р., как всегда у него, подгоняет под драматичный сюжет и тем самым и усложняет, и - увы, увы - опошляет нечто простое и по-простому и значительное, и драматичное. Это уж видно у журналистов такое профессиональное повреждение - навязывать жизни сюжет, взять хоть ту же Латынину... А уж какой сюжет они будут пришивать белыми нитками, это зависит от вкуса и эрудиции автора. Латынина вот может и древний Китай приплесть, а Радзиховский - Стругацких.

Гайдар пришел, чтобы сделать то, что уже нельзя было сделать по-другому, когда времени уже не было совсем, потому что другие это сделать боялись. Всю оставшуюся жизнь прожил с грузом ответственности за сделанное. Для того, чтобы понять Гайдара, надо не навязывать ему литературные сюжеты, а надо читать его собственные книги. Он все сам написал. Право, этого достаточно, и это достаточно драматично.

Tuesday, December 22, 2009

Спираль Ильича // АВТАНДИЛ ЦУЛАДЗЕ - Либеральный Форум

Спираль Ильича // АВТАНДИЛ ЦУЛАДЗЕ - Либеральный Форум

А.Ц. предлагает сценарии и приглашает оценить вероятность. Мне лично кажется, что вариантов бесконечно много, поэтому вероятность любых описанных (как уважаемым А. Цуладзе, так и всяким другим автором) возможных сценариев событий не может быть оценена, так как вообще не существует, как понятие: кто-нибудь видел определение вероятности для принципиально не повторяемых событий, происходящих, вдобавок, в незамкнутой системе, и происходящих так, что ни один наблюдатель не сходится до конца с другими во мнении насчет того, что же, все-таки, произошло? Могу, стало быть, предложить самый вероятный вариант: произойдет нечто, а мы будем спорить, какой это номер сценария по Цуладзе.

Sunday, December 20, 2009

М. Л. Гаспаров Прошлое для будущего

М. Л. Гаспаров Прошлое для будущего: "Прошедшее нужно знать не потому, что оно прошло, а потому, что, уходя, не умело убрать своих последствий. В.О. Ключевский"


"XVIII век был веком движения культуры вширь — среди невежественного дворянства. Начало XIX века было временем движения этой дворянской культуры вглубь — от поверхностного ознакомления с европейской цивилизацией, к творческому ее преобразованию у Жуковского, Пушкина и Лермонтова. Середина и вторая половина XIX века — опять движение культуры вширь, среди невежественной буржуазии; и опять формы культуры упрощаются, популяризируются, приноравливаются к уровню потребителя. Начало XX века — новый общественный слой уже насыщен элементарной культурой, начинается насыщение более глубинное — русский модернизм, время Станиславского и Блока. Наконец, революция — и культура опять движется вширь, среди невежественного пролетариата и крестьянства. Сейчас мы на пороге новой полосы распространения культуры вглубь: на периферии еще не закончилось поверхностное освоение культуры, а в центре уже начались новые и не всем понятные попытки переработки усвоенного: они называются «авангард»."

languagehat.com: BARABTARLO.

languagehat.com: BARABTARLO.

LH quotes a distinguished scholar of Nabokov:

"Помочь общему возрожденію не только словесности, но и вообще русской цивилизаціи могло бы безусловное и массовое отшатываніе рѣшительно отъ всего, произведеннаго совѣтской властью, какъ отшатываются съ отвращеніемъ отъ порчи или заразы, и это едва ли не въ первую очередь относится къ рѣчи, во всѣхъ ея формахъ, въ томъ числѣ и письменной (литературный языкъ — послѣдняя и наименьшая забота).

That a scholar of this caliber could fail to know that the orthographic reform was not in fact Soviet (although the Soviets did carry it on) perhaps shows the degree of his immersion in his subject.

The LH article and discussion not only points to this -- slightly ridiculous for a Soviet-born native speaker -- position of prof. Barabtarlo, but also explains his peculiar name (turns out to be a hyphenation of two Jewish names, Barab-Tarlo).

Another thing that strikes me in Barabtarlo (and the orthographic peculiarity has almost made me forget it) is this:

Помочь общему возрожденію не только словесности, но и вообще русской цивилизаціи ...

 Surely "Russian civilization"  sounds too much like the post-soviet patriotic press (unless he means "civilization in Russia", something the Russian original doesn't seem to support). Next thing to expect is "Russian logic" or "Russian truth"... I know that this view has a long tradition, it's just mildly surprising given whom it comes from; then again, maybe not.


Friday, December 18, 2009

Ежедневный Журнал: Реаниматор

Ежедневный Журнал: Реаниматор


"Сейчас это трудно себе представить, но Гайдара запросто могло не быть в отечественной истории. Вот разминулись бы они с Бурбулисом 20 августа 1991 года в Белом доме, и не привел бы Бурбулис его к Ельцину, и не возглавил бы Егор Тимурович в первом правительстве демократической России "экономический блок", и..."


Интересная статья, причем десятилетней давности. Гайдар был жив-здоров...

Ежедневный Журнал: Государственник в городе Зеро

Ежедневный Журнал: Государственник в городе Зеро:

"Докуда должна отступить Россия, чтобы начать двигаться вперед? Есть ли граница этого исторического отступления? Где последняя, не сжимаемая, не сдаваемая точка опоры? И есть ли внутренние силы для движения — не пустобрехства петушиного, не переграбливания награбленного, не цирка с конями и козлами, а РЕАЛЬНОГО движения? В логике мирового движения. Вот об этом мало кто думает в России. А теперь на одного человека стало меньше."

(Л. Радзиховский пишет на смерть Егора Гайдара)

Недолюбливаю Л.Р. за стиль и драматизацию... Но в чем он тут прав, так это в том, что об этом надо думать. И, к сожалению, во всем мире мало тех, кто об этом думает; в России просто все более запущено.

Monday, November 23, 2009

Новые афишки Ростопчина, или русский народ с точки зрения начальства

Статьи Михаила Делягина в ЕЖ:
http://www.ej.ru/?a=note&id=9644
http://www.ej.ru/?a=note&id=9637


Надо сказать, что появление этих статей изменило мое личное отношение к автору. Однако писать об авторе и предполагать, почему он эти статьи написал, просто неинтересно. И, наверное, даже вредно: так можно заинтересовать только тех, кто и без того согласен; обычный результат -- много шуму, более или менее остроумные словестные упражнения и бесполезная трата электричества и компьютерной памяти на укрепление групповой солидарности. Гораздо интереснее заняться самими статьями. Первое, что бросается в глаза - это набор стереотипов.

Тут уже вековые традиции: что русскому человеку здорово, то, как известно, немцу (теперь, понятно, американцу...) -- смерть. Используется для этого старый-престарый образ: русский человек, отличающийся добротой, широтой души и неспособностью к систематическому труду, сильный выдумкой, импровизацией, кустарной поделкой; и, конечно, коварный иностранец, чья узкая, сухая душа, неспособная возвыситься до истинной духовности, заставляет его ненавидеть русского человека, строить ему козни, стараться воспользоваться широтой русской души для своих корыстных целей. Сказать, что этот образ не выдерживает критики -- ничего не сказать; затасканность же его сравнима только с пресловутыми лебедями на клеенке. Пишущие об этом обычно скрывают отсутствие доказательств за важной манерой изложения, а там, где, казалось бы, особенно недостает фактов, пишут "известно, что...". А ведь речь идет о вещи, которую в принципе невозможно доказать: из того, что мой сосед пьет, а Бердяев писал о русском коммунизме, строго говоря, ничего не следует; мы имеем дело с таким богатым и разнообразным явлением, что любая вообразимая модель подойдет при некоторых ограничениях. Для меня лично интереснее всего то, что эти бесконечные рассуждения, на самом деле, интернациональны. У каждого народа был момент, когда ему рассказывали эти басни.

Всякий, кто имел дело с иностранцами не в Москве, а там, где иностранцы в массе живут и работают, или видел, как бывшие вполне советские люди адаптируются за границей, может сказать, что ничего особенного наши люди не представляют ни в каком измеримом отношении, или, точнее, они такие же особенные, как всякие другие; часто кажется, что отличаешь своего со спины и по походке, но это бывает обманчиво и часто просто реакция на знакомую деталь одежды. Выходцы из России и СССР адаптируются к новым условиям, работают, учатся, ругают, смотря по своему положению, низкие пособия или, наоборот, высокие налоги, и едут в пригородном поезде (в Европе) или по шоссе (в Сев. Америке) на работу среди других выходцев из разных уголков мира, среди которых они вовсе не так уж выделяются. В длинном ряду этнических общин, населяющих города современного Запада, русская если чем и отличается, так это лучшей интеграцией и меньшим стремлением к самоизоляции, чем среди многих выходцев с Востока или из Африки. При этом в глазах иностранцев образ русского человека -- набор фрагментарных стереотипов, часто неожиданных, вроде французского "en chier comme les russes": оказывается, русский человек может ассоциироваться не с разгулом, а с тяжелой работой, а в Сев. Америке - с хорошим образованием. При этом людям одного и того же уровня образования, или схожих интересов, часто легко понять друг друга через все культурные и языковые барьеры. Когда же эти люди бросаются доказывать, что у них есть непонятная другим народам душа, то и это они делают в подозрительно схожих выражениях. Скажем, мне пришлось читать статью, где разбирались французские стереотипы по отношению к англичанам: смесь скрытого восхищения, ревности и уверенности в том, что англичанину с его узким практическим умом не понять широкой, разгульной души француза - что-то мне это напоминает...

Что же вызывает появление стереотипов? Во-первых, в них нуждается каждый человек, потому что осмыслить свое место в мировой истории и культуре - неподъемная задача, почти такая же, как осмысление своего места в мироздании. Так что на помощь приходят стереотипы, как правило, лестные, или выделяющие один какой-нибудь умилительный недостаток, оборачивающийся достоинством. Иностранцы часто заимствуют эти образы. Интересно, что стереотипы, бывает, меняются от века к веку; скажем, средневековый стереотип англичанина, согласно моему курсу английской истории, выделял, прежде всего, буйный нрав и страстность, мешающую любому нормальному правительству (не мудрено: англичане пережили свое смутное время несколько раньше). Франция девятнадцатого века ассоциировалась с социальными потрясениями, а Россия - с вековой стабильностью и покорностью населения.

Но главное, и статья Делягина - тому подтверждение, это то, что при помощи стереотипов начальство общается с народом, точно так, как лиса Алиса с Буратино. Бедненький, маленький, богатенький Буратино, счастье непременно ждет его на поле чудес, куда его приведут, если он не будет слушать нудного папу Карло, и не станет покупать азбуки; то есть добрые, мудрые, понимающие друзья приведут его туда, где вполне проявится его уникальная душа. Таковы были многие пропагандистские проекты, от афишек Ростопчина до современных упражнений Суркова; разница только в степени цинизма. Ирония ситуации заключается в том, что Ростопчин, автор лубочных афишек 1812 года, в быту говорил по-французски и афишки писал псевдонародным языком, а Делягин пишет типичнымм интеллигентским языком, имеющим ограниченное хождение на просторах Отечества. Еесли этот лубочный тип русского человека вдруг втретится Делягину в жизни, они могут друг друга не понять (впрочем, тут всегда найдутся популяризаторы). Мало того, иногда кажется, что начальство разных стран списывает друг у друга: почти все армии в свое время знали, что "пуля дура, штык - молодец" (поскольку генералам так надо было меньше думать), "коварный альбион" петэновского правительства почти буквально совпадает с современными российскими антиамериканскими клише, а французам тоже объясняли, что их национальный характер противится систематической работе и отвергает практическую протестантскую культуру.

Мы имеем, стало быть, дело со стандартным, безотказным приемом незадачливых администраторов и рассчетливых политиков. Вместо того, чтоб дать народу минимум того, что можно требовать от ответственного правительства, это правительство начинает объяснять этому народу, что он альтернативно одарен и страдает от козней врагов, от обратного доказывая универсальный характер культуры: лубок, выпячивающий национальную исключительность, не оригинален настолько, что показвает, наоборот, универсальность некоторых человеческих свойств.

Thursday, November 5, 2009

ни рыба, ни мясо (neither fish nor flesh)

Идиома "ни рыба, ни мясо" встречается у Шекспира, причем не только в русском переводе.

Не знал, что в английском (как, наверно, и в русском, вероятно, независимо от английского, хотя кто знает?) это намек на постное/скоромное: не понятно что, то ли можно есть, то ли нельзя. Language Hat сегодня сослался на статью где, среди многого прочего, объясняется происхождение идиомы (она, оказывается, связана с другой известной идиомой -- red herring, которая, в свою очередь, отсылает к гастрономии пятнадцатого века и статьям Кобетта... чего только не узнаешь!), а я вспомнил Фальстафа, мистрисс Квикли, и как я слушал магнитофонную запись где Борис Пастернак читал этот отрывок в собственном переводе и сам смеялся...

Monday, October 26, 2009

Saturday, October 24, 2009

Борзописцы: от Троцкого до Иванова

Когда-то я прочел Балканские корреспонденции Троцкого, написанные, когда никто еще не мог подумать, что этот человек, бравировавший пацифизмом, будет командовать армиями (впрочем, подумать-то, наверное, можно было):

Иван Кириллович - человек умеренного образа мыслей и очень близорукий: на улице носит две пары очков. Ему 47 лет, по образованию он минералог, по профессии - серьезный политический публицист. Он принадлежит к партии ка-де, но к самому ее правому крылу. При этом, как человек робкого темперамента, Иван Кириллович очень хочет иметь courage de son opinion (мужество собственного мнения) и в разговоре с левыми любит напоминать, что хоть он и числится в кадетах, но что он, собственно, единомышленник Петра Струве ("да, Петра Струве"), и что главное несчастье России в том состоит, что "руководящая партия оппозиции" у нас слишком радикальна, слишком мало государственна, слишком рабски подчиняется давлению интеллигентских традиций...В Берлин Иван Кириллович прибыл в калошах, жалуется на холод (лето стоит действительно из рук вон плохое!) и говорит, что, если бы не стыд перед хозяйкой, он попросил бы ее протопить печь (в июле!)... Иван Кириллович - славянофил (примерно с 1908 года), но, конечно, славянофил прогрессивный.

Вот известный роман, Ильф и Петров - уже злее:



Почти все они были в белых пикейных жилетах и в соломенных шляпах канотье. Некоторые носили даже шляпы из потемневшей Панамской соломы. И уже, конечно, все были в пожелтевших крахмальных воротничках, откуда поднимались волосатые куриные шеи. Здесь, у столовой э 68, где раньше помещалось прославленное кафе "Флорида", собирались обломки довоенного коммерческого Черноморска: маклеры, оставшиеся без своих контор, комиссионеры, увядшие по случаю отсутствия комиссий, хлебные агенты, выжившие из ума бухгалтеры и другая шушера.


А вот современный Виталий Иванов, "свежий, как молодой редис", и гордый, как будто он первый открыл, что хвалить авторитарные власти и поносить их противников -- выгодно и почетно, пишет в статье "Уймитесь, болезные":



Больший интерес, по-моему, представляет «позитивная программа». Дескать, нынешний режим неэффективен. Из-за него мы то ли дошли, то ли вот-вот дойдем до ручки. Его-де необходимо демонтировать и как можно скорее, в противном случае последствия будут катастрофическими (см. «ужастики»). Как демонтировать и что строить вместо? Ответ один: нам нужна настоящая либеральная демократия! На словах все выглядит по-своему привлекательно, по крайней мере, для наивных людей.


Что ж, куда, спрашивается, идет прогресс? Добавилось ли за сто лет цивилизации?

Потом, все-таки, что эти разные тексты объединяет? Пожалуй, сам жанр "борзописания", но не только. Во всех трех случаях идет речь об идейных оппонентах (даже у Ильфа и Петрова; роман, в сущности, собрание фельетонов на злобу дня), во всех случаях авторы испытывают к ним искреннее, хоть иногда хорошо оплаченное, презрение. Гордость от причастности к главной струе жизни и искреннее презрение к тем, кто не захотел или не смог. И эволюция -- от оппозиционного журналиста Троцкого, поносящего "филистеров" профессионального бунтаря, вооруженного очередной правильной теорией, до современного восторженного задолиза, искренно презирающего тех, кто не успел, или не захотел, вскочить на подножку. Такие разные воплощения ницшеанства, в зависимости от обстоятельств. И, надо заметить, совершен полный круг. Среди презираемой Ивановым оппозиции есть, вероятно, свои Троцкие...

Михаил Делягин с процесса Ходорковского

Цитата:

Помилуйте, это у Сталина в лютые 30-е годы суды (правда, не «тройки») выносили около 10% оправдательных приговоров. Путинская юстиция такого «брака» себе не позволяет: оправдательных приговоров отчетливо меньше 1%, а в некоторые годы – меньше 0,5%. И вряд ли потому, что доказательная база за последние 70 с лишним лет стала готовиться намного более качественно.

То, что из зала суда кажется мелким абсурдом, при взгляде со стороны выстраивается в стройную и вполне логичную систему, в которой участвуют отнюдь не только прокуроры.

Да, обвинение занимается откровенно бессмысленным делом: насколько я могу судить, с точки зрения права оно с тем же успехом, что, запинаясь и перевирая, зачитывало свои «доказательства», могло зачитывать и телефонную книгу Мапуту, причем непосредственно на португальском языке.

Friday, October 16, 2009

Христианская Европа и Российская модернизация

Статья в ЕЖ: http://www.ej.ru/?a=note&id=9536

Не очень-то мне эта статья понравилась. Во-первых, значительное место отводится предположениям о том, чего хотел (хочет?) добиться Медведев. Как мне кажется, такие предположения -- ввиду полной недоказуемости -- могут обладать только художественными достоинствами; другие авторы ЕЖ могут выжать из такого довольно много. Но тут, кажется, стилистическое упражнение не удалось, больно серьёзно пишет дядя. Ну, заголовок, правда, драматичный.

Потом вот еще что: к чему в этом компоте христианство? Модернизация христианской Европы -- процесс антихристианский, поскольку антитрадиционный. Стало быть, искать в христианстве источник этого процесса -- несколько неочевидная вещь (ну, разве что, в том же смысле, в котором человека можно назвать источником собственной смерти). Традиции, религия, как не парадоксально, это то, что объединяет Восток и Запад, позволяет им убивать друг друга при полном взаимопонимании (как в том самом стихотворении Киплинга, которое обычно цитируется не по теме). Так крестоносцы, вторгнувшиеся на Ближний Восток, создали там государства, которые успешно встроились в местную политику (иногда заключая союзы с неверными друг против друга). То и была "христианская Европа", а не то, что создано в Маастрихте и что называет так автор статьи. Американцы, вторгнувшиеся в Ирак, так и не смогли, кажется, ни понять противника, ни быть им понятыми -- большая разница.

Monday, October 12, 2009

Опять Путин и взрывы домов: Латынина и Фельштинский

Как я уже писал, у меня есть большие сомнения насчет того, что дома взрывало ФСБ.

Две статьи, одна "за", другая -- "против":

Юрий Фельштинский, "Конец свободной эпохи"

Юлия Латынина, Спустя десять лет, или О взрывах домов в Москве

Мне лично больше нравится -- т.е. кажется более убедительным -- то, что пишет Латынина.

Можно, однако, отметить несколько общих особенностей: оба автора, очевидно, совершенно не восприимчивы к доводам друг друга -- это видно просто по стилю: диалог глухих. Оба автора избирательно используют материал: в каждой из статей есть основная версия, которую другая статья просто не упоминает. Наконец, авторы относятся друг к другу со сдержанным сарказмом, подмигивают читателю и пр. -- особенно грешит этим Фельштинский, который, собственно, пол статьи потратил на театральные эффекты, подготовляющие аргументацию. Латынина меньше описывает своих оппонентов и больше -- свои версии.

Sunday, October 4, 2009

Works for Me: Foot-Slogging it in the IT Swamp

Works for Me: Foot-Slogging it in the IT Swamp.

Вот, сделал отдельный блог для всяких технических обсуждений. Посмотрим, сколько народу приведет туда Google по ключевым словам...

Saturday, October 3, 2009

Looking for an IT job these days

One aspect is that IT looks less and less like engineering, and becoming one of those things that "anyone could do with practice" from something that "requires special education"; this, at least, is normal, and had to be expected: driving a car was once considered a professional skill, and still is, for some types of cars.

I would also say that the profession is changing, and the change is definitely to the worse -- then again, one may ask for whom. Maybe the current state of the economy is making it look even worse than it need be, but the signs were there long before. It sounds obvious, and makes me look spoiled, I suppose, if I say that just having some IT skills no longer means one is going to have a job. And having a lot of good skills and experience no longer means one would necessarily have a good job. Of course, this is something that would be obvious in any other profession.

My recent experience was that some of the positions that one would expect to be advertised by big companies -- e.g. team lead or lead developer -- is instead advertised by a third party that is obviously trying to lower the rate, so as to stay competitive; and they are leaving all pretence of competing on quality. The team one is supposed to lead is off-shore more often than not, and the recruiter's English is sometimes incompatible with mine -- a foretaste of what the communications are going to be once on the job. So they are replacing an in-house development team with a bunch of overseas guys lead by an underpaid lead (who is probably supposed to code for his whole team). Looking at the rates they offer for the team lead, one shudders to think what they pay to the off-shore developers -- and one could imagine the quality of the code that is going to be produced. The only thing that keeps me from being sarcastic when talking to these people is that they would not even understand. Then again, everyone is making his living.

Another type of company one sees more and more is "outsourced recruiting"; looking at their web sites, one gets the impression that they are supposed to work with their candidates. The reality is that most of them send you to the client for an interview just having spoken to you over the phone, in a way that hardly speaks for their understanding of the essence of the job in question. All the while their web site is telling they spend a lot of time selecting their candidates, and how their method of doing that is so special and different. I could be dramatically underestimating these people, but the fact is that, out of all the agencies I have dealt with for the last couple of years, only three or four are really doing what their web sites claim they should -- pre-selecting their candidates, and really meeting their candidates. The majority seem to be using what appears to be their special relationships with the client's managers to try and find someone quickly, and get paid for it ahead of others. Those people would often talk to you in seriously broken English for 10-15 minutes before sending you to a client; in  3 cases these were operating out of a different city or from the States when recruiting for a position located in Toronto. Others would offer you a contract with them, and send you to work on another contract with their client, and pocket the difference in rate. Their web site pretends they are doing something; in reality, they are taking about ten dollars an hour from your contract fee for a small one time service of having read your CV; and most of them don't even sound or act like they actually understand or even read it, they just rely on the keyword search.

Morale of the story: one needs to be special and have special skills to stay competitive. Otherwise one is a commodity, and the price of this commodity is declining fast. That's IT in the age of Wal-Mart: they know they can replace you, fast. And they would let go of you even faster, never mind the "people are our greatest asset" airs. Also, making a lot of fuss about how they should spend more time and money on code quality would not cut it ; these people want replaceable resources and standard tools, and have more glossy booklets from Microsoft than they would care to read, convincing them the money should go to the company supplying the tooling, not to the developers, who are -- or should be kept -- cheap. So, bidding for positions, one should either emphasize the ability to use expensive tools (typical Microsoft), or the ability to define and support a reliable process with free tools -- the latter being progressively more difficult to sell, because all managers care about are appearances, and glossy paper. And the sad reality is that, in the age of cheap computer power, it works in simple cases. So one can't even blame the manager -- they just have different priorities.

Saturday, September 19, 2009

Читаю Michael Braddick, God's Fury, England's Fire

God's Fury, England's Fire: A New History of the English Civil Wars
by Michael Braddick


Подзаголовок: "Новая история английской гражданской войны". До этой книги я как-то не представлял себе, до какой степени гражданская война была вызвана внеэкономическими факторами. Конечно, из наших школьных учебников торчала борода Маркса; кроме того, в те времена были совершенно объективные экономические трудности. То, что на самом деле страсти разгорались вовсе не вокруг лозунгов типа "землю крестьянам" или "хлеб голодным", а вокруг Реформации, причем экономические, финансовые и политические вопросы были явно на втором плане, явилось для меня некоторым сюрпризом. Другой сюрприз -- это то, до какой степени эта гражданская война была катастрофическим и определяющим событием в истории Англии. Прежде я читал только Гизо, а у Гизо, конечно, были свои идеи; его история английской гражданской войны обращается, конечно, к современным Гизо французам с педагогической целью: показать, как у англичан все было прилично, цивилизованно, и что лучший строй -- конституционная монархия. Так что интересно...

Tuesday, September 15, 2009

Дмитрий Медведев как погонщик

Статья ДМ "Россия, вперед" в "Газете":http://www.gazeta.ru/comments/2009/09/10_a_3258568.shtml

Приходилось мне когда-то давно читать текст, порожденный автоматическим переводчиком, переводившим, кажется, документацию к тогдашней версии Word. Запомнилось, что "mouse driver" был переведен как "гуртовщик мыши". Я вспомнил этого гуртовщика, когда читал статью Медведева. Вперед, говорит... Ну, ладно. Еще вспоминается Гандлевский: "Как ни в чем не бывало, а бывало -- в говне...". ДМ вот так и пишет -- как ни в чем не бывало.

Собственно, я прочитал многочисленные комментарии и отклики раньше, чем саму статью. Ближе всего мне мнение обозревателей "". Но при этом я не нашел комментария, который не оставил бы у меня вопросов и сомнений. Попробую сам.

Во-первых, плохо ли, хорошо ли, но что же ДМ, все-таки, написал? Он написал, что в России есть огромные проблемы. Список проблем у него примерно совпадает с тем, который дает большинство критиков режима. Отличается же президентский список проблем, главным образом, формулировками: они обтекаемы, в памятном стиле "если кто-то кое где у нас порой", и хорошо согласуются с самой оптимистической концовкой. Указаны виновные: плохие чиновники и жадные, ничего не предпринимающие предприниматели. Какого ранга чиновники и какого уровня предприниматели, не указывается, никаких имен не называется. Кроме того, ДМ написал, что все эти проблемы надо решать, и он будет их решать. Путем радикального улучшения всего перечисленного. Что, собственно, будет делаться, не слишком-то понятно. Лучше всего в качестве результата представляется серия постановлений "о дальнейшем укреплении..." и такая же длинная серия учреждений типа "госкомитет по улучшению...". За этим ДМ зовет сограждан вперед и заявляет, что с оптимизмом смотрит в будущее, рассчитывает на поддержку, понимание и энтузиазм. Детали, показавшиеся важными: теперешний режим, с точки зрения ДМ, выгодно отличается от Ельцинского "парализованного государства"; отдельно оговаривается поддержка войны с Грузией в самой оголтелой формулировке; кроме того, "не надо сгущать краски"; "Говорят о необходимости форсированного изменения политической системы. А иногда и том, чтобы вернуться в «демократические» девяностые. Но возврат к парализованному государству недопустим.". В общем, недвусмысленно дается понять, что, как бы там ни было, свободе будут положены пределы. Чем это отличается, в свою очередь, от того, что говорили прежде? Тем, что заявляется курс на демократию, верховенство закона, свободу печати. Отсутствие всего этого признается ненормальным.

Во-вторых, зачем? Собственно, самый интересный вопрос. Ответов, конечно, тьма. Все ответы вероятны: заигрывает, обманывает, ведет самостоятельную игру, ведет несамостоятельную игру, потерял всякое чувство реальности и пишет искренно... Наконец, может быть, сам не знает -- зачем? Амбиции заедают, а сказать нечего и, кроме того, большие пацаны не дают -- обидно, вот и выступил. Он, ДМ, ведь даже с виду такой -- выступоня. Но, видимо, предположения о причинах вообще неплодотворны. Замечательно, что большинство комментаторов отказывается принимать содержание как есть, at face value, и пускаются в толкования. А ведь предлагается программа модернизации, об отсутствии которой у правительства так много говорилось. Теперь программа есть, причем очень неконкретная и, похоже, невыполнимая. Надо полагать, что дальше этого идти не готовы.

Наконец, как следует это воспринимать? То есть нужно ли что-то делать? Ну, например, не знаю, похвалить -- молодец, высказался в том смысле, что, мол, западные ценности, а ведь еще недавно... Может, это шанс? Большинство критиков именно производят такое впечатление, что хотят отмахнуться от этой мысли: уж больно противно разбираться, и опасность есть -- поверишь, решишь, ради такого шанса, поддержать с оговорками, и тогда -- и свои засмеют, и чужие обманут. Думаю, что именно такое замешательство и есть главная цель игры. Сторонники и так полны энтузиазма. Народ, в общем, не читает такое. Стало быть, адресаты -- это те, кто критикует правительство. Критикует за то, что оно не имеет реальной программы на будущее. Теперь программа есть. От них, критиков, требуется купиться -- или пенять на себя.

Isaiah Berlin and Counter-Enlightement

From a discussion on Language Hat:

"I'm reading about that right now in Isaiah Berlin's "The Counter-Enlightenment," where he talks about Vico and Hamann and Herder and all those guys who saw difficulties with the program. People sometimes think Berlin was taking their side (I remember being quite taken aback by his long and quite favorable piece about the repellent Joseph de Maistre some years ago)"

As regards Berlin's essay on de Maistre, I rather liked it, and was also grateful for the epigraph from Hugo:

Un roi, c'est un homme équestre,
Personnage à numéro,
En marge duquel de Maistre
Écrit : Roi, lisez : Bourreau.


As for the counter-enlightement, for me, the most important observation of Berlin's was that, paradoxically, the Enlightement thinkers shared with the conservatives and Christian theologists of all kinds one fundamental approach: that all really important questions could be formulated, and that they all have answers that are not in contradiction with each other; as compared to this fundamental assumption it was not as important whether the answers were revealed by God, or were discoverable by science, or both, or whether all of them were knowable. Both the Enlightement thinkers and their early critics were living in a universe that could, in principle, be understood inside a single, non-contradictory, philosophical system.

Enter people like Machiavelli, saying that one can't be an efficient ruler and have a clear conscience, or people like Herder or even Montesquieu, saying that every culture can be only understood in its own terms. That was, for Berlin, at the root of both the Romantic movement and his own understanding of life as a tragic choice, not the search for a way to both eat and preserve the proverbial pie. What makes the choice tragic, in the original sense of the word, is that you have to reject something to have something else. This, I think, was the reason Berlin was trying to "stress test" the Enlightement and was so interested in its critics and in all manner of "against the current" thinkers.

Wednesday, September 9, 2009

"Путинский заговор" у Condé: Путин и взрывы жилых домов в 1999

Несколько раз за последние дни видел ссылку на статью, которую Condé Nast пытался не допустить в русское издание не помню чего -- цитирую по Language Hat
Gawker is normally a fluffy, snarky "look at what these bad boys and girls in Washington/New York are up to" site. But when GQ tried to bury Scott Anderson's investigative report at Putin's behest, Gawker crowdsourced a translation:
In an act of publishing cowardice, Condé Nast has gone to extraordinary lengths to prevent Russians from reading a GQ article criticizing Vladimir Putin. As a public service, we're running it here and ask for your help in translating it.
Saturday afternoon update: Just over 24 hours after we asked for your help, you've given us a pretty much complete Russian translation of the story. Thank you to everyone who pitched in.
"Никто не осмелится назвать это тайным заговором" immediately became a hit on the Russian blogosphere. Both repressive governments and greedy, cowardly businesses are finding it ever harder to suppress information.

Честно говоря, я помню эту версию событий, еще когда она выдвигалась по горячим следам. Тогда она казалась мне недостоверной. По двум причинам: во-первых, такая форма "предвыборной агитации" была явно избыточной: за Путина, имея в виду ситуацию в Чечне, проголосовали бы подавляющим большинством и без подобных провокаций. Это можно сравнить с прошлогодней войной в Грузии: грузины, кажется, ничего в России не взрывали, а какой угар патриотизма... Кроме того (и об этом в статье ни слова) были ведь и нападения Басаева на Дагестан, и попытки начать большую кавказскую священную войну с чеченской стороны (другое дело, что эти попытки исходили не от правительства, но от этого никому не было легче, потому что правительство не контролировало ситуацию). Таким образом, поводов начать войну -- и повысить свою популярность -- у Путина было более чем достаточно и без таких провокаций. Во-вторых, и это, по-моему, главное, у тогдашних, да и у теперешних, русских властей не было возможности гарантировать безнаказанность исполнителей такого преступления: оно не имеет срока давности, как это доказывает шум вокруг этого дела, который снова начался через десять лет. Соответственно, исполнители и сбежали бы, вместо того, чтоб исполнять подобный приказ (который, конечно, невозможно было бы отдать в письменной форме). Опять-таки, есть прецедент, о котором говорит сам автор статьи: когда, по словам автора, начальство приказало своим убить Березовского, сразу несколько человек отказалось и созвало пресс-конференцию. Что же было бы, если бы им приказали взорвать дома?

Написавши все, что выше, скажу, что я за самое широкое распространение этого материала, во что и вношу посильный вклад здесь. Во-первых, это служит некоторой защитой тому (или тем), кто еще занимается расследованием (прежде всего, Трепашкину) -- правда, к сожалению, защитой относительной: если его не выгодно убивать Путину и компании, то выгодно Березовскому и компании... Но, все-таки, Путин и спецслужбы -- более реальная угроза. Во-вторых, прошедшие десять лет показали, что Путин и компания вполне способны на многое. Может, и на подобную "предвывборную агитацию"... Другое дело, что, как я думаю, им это было не выгодно и не нужно. Но события последних десяти лет показали, что они, помимо всего прочего, плохо понимают собственную выгоду.

А вот, для сравнения, другая теория заговора -- показывает, что такие теории всегда возможны, даже когда, казалось бы, уже никак...

Tuesday, September 8, 2009

No word for...

No word for addiction

One reason for the lack of a precise equivalent of "addiction" (passable translations exist -- зависимость, пристрастие, злоупотребление, ...) is that Russian has a device for creating specific addiction-related terms using a "ман" suffix (from "mania"?): наркоман/наркомания, кокаиноман/кокаиномания, токсикоман/токсикомания, etc. -- all meaning addictions to specific substances. A notable exception is alcohol addiction, having a special -- borrowed -- word for it, of course: алкоголик/алкоголизм. It might be that using specific, rather than general, terms for addicts and addictions is somehow a prevalent pattern.

I vaguely remember having been taught that French speakers somehow prefer large time measures (e.g. they would rather say "demi-journée" than "6 heures")... Could it be the same kind of prevalence?

Monday, August 24, 2009

Argument about Haber

... on Language Hat blog
 But scientific/technological invention is precisely the area in which  the "great man" theory is shakiest.
Yes. And the reason, IMHO, is not that there are no great men, it's that the "great" in "great man" makes us to look for something glamorous, while it's oftentimes the blacksmith and his proverbial nail.

Every great advance seems to have been invented by two or more people almost simultaneously. I confess I now nothing about Haber or nitrate fixation, but I'm guessing if he hadn't developed it, someone else would have around the same time.

"Around" is crucial. Those who argue about Haber's contribution being important to the course of European history don't say he was the only one who could do it or that no one would have developed it "around the same time". Indeed, it took the intervention of others and many more years to develop his tabletop reactor into an industrial process. What is being claimed (and I don't have the knowledge to either support or reject the claim in question) is that the discovery, and the Haber-Bosh
industrial process dependent upon it, could have been easily delayed for several crucial years by, say, untimely death of Haber (he used to tinker with noxious agents under high pressure and had sustained some poisonings as a result). In which case the World War would have been seriously affected.
  (Besides, I think the premise is flawed; Russia fought on for a long time with ludicrously inadequate supplies of ammunition, artillery, rifles, boots, you name it.)
One thing I didn't write on Language Hat: the above seems to be a little exaggerated; Russian army had its problems, but so did others, including Germans. Everybody had to ration shells and munitions in the first year of the war; all governments responded with state regulation of production. The Russian "military-industrial committees" actually arrived at making the supply barely adequate by the time the Revolution struck. In any case, absent Haber's process, the Germans would not have had an inadequate supply (that's what they had in the beginning of the war, like everybody else); they would have had no supply at all.

Sunday, August 23, 2009

Firtz Haber as the most influential man of XX century

Continuing the discussion on Language Hat blog:

I have seen people seriously argue that the most influential man of the XX century was actually Fritz Haber: absent his "nitrate fixation" chemical process, Germany, not having access to natural nitrates to manufacture ammunition, would have had to sue for peace after Marne and World War I would have ended with all the empires firmly in place. Imagine what that could do to XXth century history: Lenin dies in Switzeland, Hitler is a total unknown.

This, not the "laws of history", is, in my opinion, the main problem with "great men" theory: we just don't know the right "great man".

Saturday, August 22, 2009

Again: Great men in history

The discussion of "War and Peace" started by Language Hat made me want to try to participate:

"Interesting thing I have observed over time, as my interests made me witness numerous debates on the "laws of history" is that participants are rarely given to moderation: it's either all chance and "great men", or all "laws of history".

I guess the great philosophical systems of the past centuries have accustomed us to there being a complete non-contradictory answer to all meaningful questions. So the lack of historical significance of the personality of one George W. Bush is taken as evidence of all personalities being relatively unimportant to the course of historical events; if, as this view implies, there were an over-arching theory of historical probability, this would be a valid approach, just like 2x2=4 would be sufficient to prove that 3x2=6. But this is emphatically not the case in history. The historian begins where the natural scientist stops: it's all about the particulars. Every imaginable theory can find its "confirmation" in the huge mass of known facts: you just have to choose the right facts.

There definitely were personalities whose presence or absence was not, as far as we can know, demonstrably important for the course of historical events. There also were historical events that changed the world beyond recognition, and pivoted on presence, absence, and whims of a particular person. For example, not jut the event itself, but the timing and course of World War I defined everything for the history of the next century; even if we agree that _some_ war was inevitable, the timing, and the course of it could well have been different, and depended on personalities in a lot of cases. The personality of Henry VIII is a visible cause in a lot of events that shaped the next two centuries of British history. Yes, it's open to question if Alexandre was really a genius and if his military skill was indeed important in conquering Persia; but without him the Greeks (well, the Macedonians -- some say there were more than enough Greek mercenaries fighting on the Persian side) would not have gone that far in the first place."

Overstating my case, going far beyond my field of competence... Well, that's what blogging seems to be for.

Thursday, August 20, 2009

Beckwith III: Empires of the Silk Road

(previous posts on the subject here and here)

Finally finished "Empires of the Silk Road". I must say that the epilogue has pleasantly surprised me. I think it deserves to be published separately (was it perhaps intended to be published separately and only included in the book due to some vagary of the publishing process?)

Overall, I am very glad I have read the book and the epilogue. It will definitely forever change my way of reading "conventional" history centred on urban civilizations, and forever change the way I will be thinking about nomads. Beckwith, in fact, promotes the view that "pure" nomads are fiction; the Central Eurasian cultures were, according to him, always complex, with the nomads being just one link of a complicated chain of interaction between agriculturalists, merchants and pastoralists.

There are, however, things that seem less evident. First of all, the whole idea of a "cultural complex", when traced over cultures spanning continents and millennia, seems a little arbitrary. Someone tracing recurrent cultural similarities reliably must, of course, be on to something. But this something could be telling more about the author than about the subject of the study. This is, again, akin to what Lev Gumilev used to call "passionary" people and cultures (пассионарность, пассионарии). Gumilev could have been on to something when observing that historical change comes in waves. But his definition of "passionary" is such that only Gumilev himself was able to say if it applied to any particular culture, person or period or not.

"Central European cultural Complex" could be something of this sort. I am just being naïvely suspicious here, it could be a well-established term in the field for all I know.

If we are saying that peoples that had similar customs as regards a ruler's bodyguard and similar elements of folklore belong to the same cultural complex and must have deeper similarities, are we being a bit arbitrary? All people eat and drink -- is it cultural? All rulers -- modern ones included -- have a bodyguard of some sort; tales of a prince overthrowing an unlawful ruler are necessarily common, because most political collisions in a tribal society or a monarchy are about someone ousting the "bad" chieftain, prince or king (the victor is always the rightful ruler, of course). This means that -- at least as far as a non-specialist can see -- there is a possibility of being arbitrary and always finding a similarity when one is required to prove a point. There are similarities that are not meaningful at all: both Henry VIII and Ivan IV had many wives and had some former ones executed or imprisoned; both kings were pious, learned and had some theological ambitions; is it significant culturally, or is it similar circumstances producing similar personalities? Again, I am no specialist; Beckwith is one. But it is this part seems most suspicious to me -- if it says more about myself than it does about Beckwith, I have no idea.

Then there is his moral and aesthetic approach: Central Eurasians as poor victims of evil Modernism. Modernism, for Beckwith, seems to be the root of all evil and the biggest injustice in history. I beg to differ. The biggest injustice in history, for me, is the fact that for millennia history was like a history of a prison camp -- and written by the guards, too. We only know of warriors, sometimes eclipsed by the shamans. To caricature Beckwith, then, one might say that he seems to disapprove of Stravinsky more than of Tamerlane. Not only does his moralistic approach seem to interfere with his study. It also seems to be very wrong fundamentally.

Tuesday, August 11, 2009

Толстой, Алданов и смысл истории

Опять интересная статья Language Hat: WAR AND PEACE: THE SUMMING UP.

Я опять не удержался и, конечно, вставил свои две копейки про Алданова -- рискуя, очевидно, прослыть маньяком, потому что я туда уже про Алданова писал.

А интересно, что дискуссия как раз пошла в направлении, которое Алданова -- и в "Загадке Толстого", книге, которую я сразу вспомнил всвязи с этой статьей, и в "Ульмской ночи" -- интересовала чрезвычайно. Я даже думаю, что добрая половина алдановского интереса к Толстому именно от этого. Дискуссия пошла о роли случайности и закономерности в истории. Конечно, всякий, кто сдавал экзамены по марксизму-ленинизму, сразу при этих словах хватается за то, за что он хватается, чтоб истребить, испепелить и вообще къебенезировать. Но ведь, правда, хороший вопрос. Что девятнадцатый век без Наполеона? Что английская история без Генриха VIII? Но, с другой стороны, мировые войны и религиозные реформы не вполне определяются прихотями одного человека.

А у Алданова все очень интересно. В кратком пересказе получается, что противоположность случайности и закономерности -- в истории -- мнимая, потому что все, в сущности, случайность, так как ничего не определяется единственной причинно-следственной цепочкой. То, что марксисты считают основной причиной -- это необходимое, но не достаточное условие; масса других факторов, часть из которых вполне субъективны или индивидуальны, могут дать нашим "объективным предпосылкам" реализоваться, а могут -- и не дать. А тут еще то обстоятельство, что "задним числом" всегда можно найти предпосылки чего угодно. Так что "объективная необходимость" вместе с самими марксистами, ее провозглашающими -- вовсе не необходимость. Алданов приводит два примера: Девятое Термидора (во Франции, конечно) и Двадцать Пятое Октября (в России, конечно) -- одно событие он изучал по документам во французских архивах, другому сам был свидетелем. И вот -- обоих легко могло не быть, как он убедительно показывает. И ведь оба этих события изменили мир. При этом для обоих событий характерно не только очень сильное влияние случайных факторов (дождь в Париже, Ленин в Петербурге), но и очень сильная зависимость обоих от одного человека (без Ленина в Петербурге, например, восстания, очевидно, не было бы: именно он переубедил всех остальных; а его там легко могло бы и не быть). Еще более неустойчиво, добавлю от себя, начало Первой Мировой: легко могла начаться не так, не тогда и течь по-другому. А ведь буквально все в следующие сто лет от этого зависит.

А про Толстого и его понимание истории мне запомнилась у Алданова ироническая деталь: взялся человек доказать, что личность не играет роли в истории, и выбрал для этого, в качестве примера, Наполеона: надо быть Толстым, чтоб выбрать такой неподатливый материал.

Monday, August 10, 2009

Beckwith II: Empires of the Silk Road: Lev Gumilev and Bertrand Russel

Continuing to chew through Empires of the Silk Road (prvious post on the subject here)

Reading Beckwith, I definitely have some thoughts to share (or, at the very least, to note for myself); however, I must stress -- let's say, as a disclaimer -- that those are naïve views; not necessarily in the sense of youthful inexperience, but in the sense of coming from someone who doesn't and can't, through lack of knowledge, distinguish what is commonplace in modern Orientalism from what is peculiar to Beckwith. I might then be repeating what everybody knows, or trying to force an open door, or replying to ideas that have nothing to do with what Beckwith really meant. The authors overwhelming scholarship, amazing depth of knowledge and erudition commands great respect. What I write about the book is written for the fun of writing it, no more, no less.

The above being said, reading Beckwith gives me a strong sentiment of awe mixed with a definite déjà vu. Beckwith's knowledge and ability for synthesis is definitely awe-inspiring. However, the whole work, from the start, reminded me of something. First of all, of course, as already mentioned in the previous post on the subject, it reminded me of Lev Gumilev. In more than one way, in fact -- more on this later. After that -- Spengler, of course.

The more I read, the more it feels like being presented backwards. Someone -- who happened to be an orientalist -- has an axe to grind with all things modern. Especially modern art. Believes he is living in the last age of civilization (at least the civilization he likes). Then works this idée fixe of his back to the depth of his professional knowledge and emerges with a historical theory of everything -- a theory that only confirms his initial feelings of times out of joint. He then proceeds to write a book that starts far afield and deep in subject matter -- only to bring the reader to the author's original bias as a logical conclusion. Lev Gumilev was, I believe, of this mould. Beckwith appears to fit it even better.

Another thing that seems sadly familiar is the way it all comes back to the cult of warrior hero. Such cults are not necessarily limited to historians or authors of historical literature (Isaac Babel admired the warrior-heroes of the Russian Civil war that he participated in, his intoxication with violence being nearly total). This infatuation with violent freedom seems to be always aesthetic at core. It is all about the modern world, or the world created by sedentary, cleptocratic, urban culture being ugly, and that of the free and violent warrior being beautiful. As Bertrand Russel wrote when describing the romantics, they admire the tigers, not the sheep, and want to set the tiger free to admire the mighty leaps of the beast.

Wednesday, July 29, 2009

Lizok's Bookshelf: Listed in the Zero Years

Lizok's Bookshelf: Listed in the Zero Years: "To paraphrase, the continuing influences of Tolstoy and Dostoevsky make it difficult to export Russian writers, but Alma sees value in what “could be the classics of the future.”"

It's interesting how a -- controversial, at best -- concept, that seeks to explain a whole national literature in one sweeping phrase, has a life of its own...

What is being paraphrased is itself something that is likely borrowed from Joseph Brodsky's "Катастрофы в воздухе" ("Catastrophes in the Air"): "The trouble with Russian writers is that they still appear to be writing under the shadow of their nineteenth-century masters and try to out-Tolstoy and out-Dostoevsky each other all the time. This makes them very hard to export outside Russia. But on the other hand these books could be the classics of the future, so it would be a crime if they were to be lost to an English readership."

What Brodsky once wrote was: "Толстовская гора отбрасывала длинную тень, и, чтоб из-под нее выбраться, нужно было либо превзойти Толстого в точности, либо предложить качественно новое языковое содержание" -- quoting by my Russian edition; approximately: "Tolstoy was a mountain that was casting a long shadow, so to get out of that shadow one had to either out-perform Tolstoy in exactness of describing life, or to offer radically new language content".

The 25-year old lecture by Brodsky is just one -- admittedly, one very popular -- opinion. The reason someone from a publishing house would try to use it to prop ones view of "what is the matter with Russian literature" might well have something to do with marketing: nothing's bad about being exotic to the English reader and at the same time like the classics, right?

Thursday, July 23, 2009

Интервью А. Эскина в газете "Завтра"

Попросили меня посмотреть интервью Эскина в газете "Завтра". Ну, посмотрел... Что сказать? Это Хамас, шейх в ермолке ...

Этот "публицист" -- на самом деле религиозно-национальный экстремист. Вот его сайт:

http://avigdor-eskin.com/apage.php3?page=2

Не удержусь, процитирую:

"Пять лет судебных преследований. Два года за решеткой. Наветы на Авигдора Эскина выявили преступную сущность правящей либеральной верхушки Израиля. Но они также выявили новые силы в Авигдоре. Тюрьма укрепила его. Скоро он поведет нас вперед."

Этот, конечно, поведет. Удивительного в том, что такой человек нашел общий язык с "Завтра", нет ровно ничего: они вполне в одной идеологической плоскости. Действительно, в корне враждебной либерализму, индивидуализму и гуманизму.

И нечего было бы об этом писать, если бы не одна особенность: Эскин последователен и непротиворечив. Поэтому его аргументы в известном смысле работают на "глобалистов": если вы не готовы выбирать "кровь и почву" (или "веру"), то надо идти на уступки и компромисы. Если вы считаете, что вера и народ -- главная ценность, то, конечно, процесс переговоров губителен. В случае неуспеха он приведет к разрушению национального государства (Эскин относится к тем религиозным экстремистам, которые одновременно верят в национальное государство). В случае успеха он приведет к разрушению традиционного образа жизни. В этом смысле идеал Эскина не так уж далек от идеала Хамаса -- загвоздка только в том, что на одной земле двум таким идеалам нет места. Их носителям, впрочем, и горя мало: они, похоже, убеждены, что их "высшие цели" оправдывают любые жертвы; их идеал -- маленькое воюющее государство, ожидающее то ли Мессию, то ли Махди...

Все его рассуждения о том, что, мол, американское государство находится под влиянием "мировых финансовых кругов", разумеется, не без лукавства. В газете "Завтра", натурально, тоже так считают, с той поправкой, что круги эти еврейские.

Таким образом, этот Эскин -- живой аргумент против избранности еврейского народа: ничего особенного ни по историческим, ни по культурным меркам из себя не представляет.

Я, разумеется, предвзято отношусь к такого рода взлядам: Эскин совершенно прав, они в корне противоположны моим и никак в них не переводятся. Когда один ругает другого за то, чем этот другой старается гордиться, они имеют мало шансов договориться.

Monday, June 8, 2009

Taking certifications

My private way of spending downtime (read: unemployment) due to recession is passing certifications. And, no, it doesn't help on the job. Well, not much. And it doesn't help on the interview (it is actually counter-productive a bit, as it tends to make an average technical interviewer suspicious and jealous).

The reason I do it is simple: it helps to get past the recruiters if you don't have some keyword in your CV. No amount of saying "this is not that important", "this skill with product XXX is something I have with product YYY", etc., etc. usually gets one very far: the HR people are very formal, and can't help to be. So, when one discovers that the absence of real experience with something is really getting in the way, the only way to get to that technical interview where the real knowledge could be demonstrated is by having the sacramental word on the CV -- as a "certified XXX professional", or whatever the clever marketing name for the certificate in question is. The competition these days is much tougher and one actually starts to compete as a CV on the recruiter's desk, where the key-words do matter.

This is how I have recently taken two certifications, so as to offset my lack of real-life experience with Web Logic and Oracle (I had most of it with Websphere and DB2, but who cares):

Oracle Database: SQL Certified Expert (1z0-047)

The exam was fairly hard and would actually prove knowledge of SQL; the sad part is that very little of it is specific for Oracle

Oracle Weblogic 10g Server Developer Expert (1z0-109)

This one is much easier and covers a lot of ground with very shallow questions. Requires a lot of preparation due to the sheer mass of material covered, but is not that hard. The questions are a bit outdated, too: I feared that anything I could find would be outdated, and had read a lot on the new stuff (e.g. EJB 3.0). Could have saved myself the trouble and prepared using the questions and answers for the older versions instead: the exam looks like having hardly changed from the days of WL 9.0 or even 8.0.

Let's see how far this gets me with my job search now...

Empires of the Silk Road

This post in Language Hat blog and its sequels (I have also posted some comments) made me want to buy the book:

Empires of the Silk Road: A History of Central Eurasia from the Bronze Age to the Present by Christopher I. Beckwith

Will do this today -- looks like I am in for some education.

The preface of the book, where it goes:

"The warriors of Central Eurasia were not barbarians. They were heroes, and the epics of their peoples sing their undying fame."


reminds me of Lev Gumilev:

"Существовало мнение, что кочевая и китайская культуры несоизмеримы, что кочевники были дикарями, вторгавшимися в цивилизованный Китай, что Великая степь-китайская периферия, а "проблема хуннов-это проблема Китая" [6]. Против этого мнения говорит все доподлинно известное об истории Центральной Азии, и все-таки такое мнение существовало и не всегда встречало возражения. Почему? XIX век оставил нам в наследство концепцию, согласно которой только оседлые народы создали прогрессивную цивилизацию, а в Центральной Азии будто бы царили либо застой, либо варварство и дикость. Самое плохое в этой концепции было не то, что она неправильна, а то, что она предлагалась как достижение науки, не подлежащее критике. В этом-опасность любого предвзятого мнения."

Friday, May 22, 2009

Freshbook ottava rima challenge

Here's a job ad -- of all things! -- coming from Freshbooks (an innovative on-line billing company) that calls for job seekers to include a stanza of verse in their application (as proof of paying attention when reading the ad).

Great idea. What about composing the stanza? Let's take the challenge... It's supposed to be abababcc iambic pentameter.

On Freshbook's Job Ad Requesting a Stanza of Verse to Be Included in Response

Including verse in applications is
A sure sign of pure pedantry.
Does one the facts and detail there squeeze,
Or should it be of all such matters free,
And sing the songs that nobler spirits please,
And be like sweet and simple melody?
Whatever is the case, we will conclude
The author is a strange and funny dude.

Wednesday, May 6, 2009

Parallèle des destins

En voici un entre Israël et Pakistan: http://www.liberation.fr/monde/0101565763-l-incertain-destin-des-deux-etats-idees

Bien que simplificateur, l'article fait quand même réfléchir... Faut noter que le parallélisme des motifs fondateurs ne veut pas dire que les deux ont les perspectifs communs.

Sunday, May 3, 2009

Понты, халява, пофигизм в Ежедневном Журнале

Вот интересная статья в ЕЖ: http://www.ej.ru/?a=note&id=9046

Хорошо написано, с сердцем. Многие характеристики (особенно Каспарово-Лимонных) замечательно удались.

При этом должен сказать, что попытка подверстать всю русскую культуру, с Чеховым и Толстым, под теперешнюю ситуацию, критики не выдерживает. Это, конечно, и оригинально, и утешительно: в очередной раз написать, что Россия особенная, что в ней после вторника наступает не среда, а сразу четырнадцатое мартобря...

Проще все гораздо, по-моему. Можно подумать, современные "устойчивые демократии" в таком виде и появились. У всех так было. Взять хоть французов -- всегда их политика была грязновата и опереточна. Вот хоть взять "дело о покушении на бульваре Обсерватории". Заметим, никого толком не судили и не посадили. Вообще, Пятая Республика -- вещь довольно новая, и становление ее было даже более бурным, чем становление современной Российской Федерации; война в Алжире, например, с поправкой на величину страны, это будет почище Чечни. И в прочих, "англо-саксонских" местах тоже многое из того, что их от нас отличает, дело относительно недавнее. Главное -- "Keep buggering on", как завещал великий. Другое дело, что писать такое человеку, который занимает антиправительственную позицию в сегодняшней России, где за это могут и убить, не совсем честно. Спасибо, что такие люди есть, а детали дорисуются.

Tuesday, April 28, 2009

Дмитрий Быков об Израиле и войне, с ответом Шендеровича

Вот грустная статья:

http://www.profile.ru/items/?item=28203

а вот ответ Шендеровича

http://www.ej.ru/?a=note&id=8966

Как говорится, всем -- обоим -- спасибо. Отдельное дело -- комментарии читателей: Быков напрашивался на бред националистов и получил его. Собственно, отклики читателей на комментарий Быкова подтверждают то, о чем он пишет. Но ведь и Шендерович, похоже, прав. Нет правды и выше... Что ж со всем этим делать? Быков прав "по большому счету", и с этим трудно спорить. Причем "иудео-" или просто христианские ценности здесь совершенно не при чем. Скорее наоборот: борьба с неверными ближе к традиционным ценностям, как их понимали на протяжении веков. Так что христианство, иудейство, мусульманство тут для отвода глаз. Как раз у религиозных людей отвращение к насилию -- вещь недавняя и непрочно укоренившаяся только в некоторых странах, причем как раз тех, которые дальше всего отошли от традиционных ценностей.

Оставляя "религиозный" вопрос за скобками, можно все-таки вернуться к тому, о чем -- кажется -- на самом деле спор. Да, действительно, с Быковым надо согласиться: мы имеем дело с конфликтом двух национализмов. Одни националисты воюют с другими, и на одной земле им нет места: одна из сторон должна либо погибнуть, либо перестать быть националистической (и все равно, может быть, погибнуть или, как минимум, перестать быть собой, если другая сторона, наоборот, собой останется). И действительно, поддерживая националистическое государство, никакое "постнационалистическое" государство "своих" ценностей не защищает. "Христианские" ценности, с приставкой "иудео-" или без, вообще вещь, идеальная для риторики: что это такое, каждый понимает по-своему. Однако и Шендерович ведь прав, хоть и не без лукавства: сравнение с тутси и бхуту, которое он использует, на самом деле тоже будет не в пользу Израиля и Шендеровича, имея в виду соотношение числа погибших. Но это, опять-таки, побоку: в главном он прав. Если израильская армия сейчас убивает двести мирных жителей вместе с одним террористом ради достижения сомнительной тактической цели, то вместе с тем она и только она предотвращает большую резню в регионе. Может ли она делать это другим способом? Что ж, другим способом -- никто до сих пор не пробовал. И даже избранный народ, похоже, не может. И говорить об этом нечего.

Так что же думать мне, который не признает никакого исторического или культурного права и не ценит религиозные ценности, но и призывать не бороться с террором не готов? Думаю, просто перестать романтизировать ситуацию. Никакие не культуры, не ценности, не право, не священная война. Вы боретесь с терроризмом? Сколько террористов вы уничтожили? Сколько убили мирных жителей? Как вы отличаете мирного жителя от террориста? Знаете ли вы точно, чего добиваетесь в перспективе, или вы обманываете свой электорат? Представьте более эффективный план, в том числе -- в перспективе хотя бы лет на десять, а не до следующих выборов в Израиле. И так далее. Таким образом, поддерживать Израиль можно постольку, поскольку с ним погибнет меньше людей, чем без него, и ровно до тех пор, пока это соотношение будет бесспорным. Израильское правительство, по странной логике националистов, делает все возможное, чтоб потерять такого рода поддержку. Быков прав и тут: главный капитал Израиля -- моральный, если он потеряет его, то потеряет все. Это стоит дороже, чем любая тактическая победа.

Конкретное предсказание

Вот, Михаил Делягин дает конкретное предсказание:

http://www.ej.ru/?a=note&id=9016

Посмотрим...

Thursday, April 23, 2009

Single-Stack IT: a pipe dream

Overtures of this kind are heard a lot these days:

"Flemmer added that this is a challenge for forward-thinking IT managers, who want to use Microsoft server products but face internal challenges due to the perception that the Microsoft server stack cannot match the performance, stability and security of Unix and Linux-based solutions. “That’s unfortunate because Microsoft has made many strides in the server market in the last few years and it behooves all organizations to look at Microsoft as a viable back-end solution,” he said.


Well, this article -- very much pro-Microsoft, just notice those "forward-thinking IT managers" -- highlights what is in fact, in my view, the key to the successful marketing strategy: sell it to managers, not to engineers. Competing on technical merit can only go so far, as IT history shows. Convince the manager he is forward-thinking, give him a lot of glossy paper to justify the choice, and the technical merit and quality will follow... in many years. Perhaps.

Enter "single-stack" manager, thinking forward to a hefty bonus and a promotion. In a generation, nobody knows how to choose tools to solve a problem, how to program without an IDE, and do a decent comparison study: all that is required is to look it up in a single vendor's catalogue. That this strategy works is shown by the apparent success of the campaign aiming to prove that buying expensive server software is somehow cheaper then getting it free with comparable support.

But this is not the most interesting point in the whole debate, IMHO. What is interesting in that whole debate about "single-stack" is that the whole thing is, in my view, totally misdirected. A single, all-encompassing solution to all IT problems is a pipe dream. What is _not_ a dream is a single-vendor solution, whereby a company becomes dependent on a single vendor for a solution of comparable complexity.

First of all, this has been tried before; the history of IT is a history of blunders and blind alleys (something that makes one laugh at expressions like "industry best practices"; "client-server", anyone?). IBM and, on a smaller scale, Sun, have tried to pull the same trick -- make their customers only theirs. Except that Microsoft seems to have better direction and marketing that would possibly get it even further up the wrong tree.

Then, what is it we are trying to achieve when solving an (inherently complex) problem with a single vendor's set of solutions? What we get is about the same amount of moving parts and entities. All of them need not so slightly different skill sets (look at those job ads, looking for people with experience in different Microsoft products). So we are spending time and money to change the existing mix of products for another mix. Is it simpler? Not that much, technically; but the manager has to speak to a single salesperson backed by a big company with a lot of manager-friendly marketing material.

And, finally, what will happen when we will have acquired the holy Grail? Right. Migrating to the new generation of products from the same vendor. Think of Vista migration, but we will be single-stack by that time, and will have to pony up for _everything_, not just those workstations. Which, incidentally, is the goal of the exercise.

Not that I can't see the advantage of doing a simple thing on a single platform. It's making this a universal recipe that I think is way overboard.

Monday, April 20, 2009

Excellent translation of Gumilev

"Жираф":

http://www.languagehat.com/archives/003470.php

Some translations can be so truly amazing.

Interestingly, this seems -- to me -- to be producing the same impression as the original: a mixture of romantic swing with something very deliberately exquisite. The impossibility of a cute miniature painted with broad strokes.

Microsoft threatens its developer over an improvement to Visual Studio

http://www.theregister.co.uk/2007/06/05/microsoft_mvp_threats/

"What's the best way to attract a pile of threatening lawyers' letters from Microsoft? Sell pirate copies of Windows? Write a DRM-busting program?

Londoner Jamie Cansdale has just discovered a new approach. He had the temerity to make Redmond's software better."

Friday, April 3, 2009

Дмитрий Быков о Булате Окуджаве и русской революции

(так и просится "... как отец русской демократии") :-)

Вот опять -- спасибо за фразу: "«Русская революция, – пишет Быков. – Вызывает столь противоречивые оценки потому, что в ней слились и смешались два процесса. Первый – воплощение той самой вековой мечты человечества, грандиозный взрыв социального и культурного творчества, отважные научно-технические проекты, утопический энтузиазм, чудеса самопожертвования. Второй – безудержный выплеск зверства, грабежи, убийства и мародерства под предлогом социального реванша, месть простоты, триумф пещерности, проявление страшной жестокости и темноты обожествляемого революционерами народа». "

И опять, как всегда у Быкова, восхитительное сочетание владения словом с тем родом интеллектуального неустройства, когда все подгоняется под драматический сюжет и только что замеченная тенденция, формулировка, тут же кладется в основу модели если не мироздания, то истории; ну уж в основу понимания национальной культуры -- это как минимум. Ну да, и конечно -- в России это уникально, первый раз в истории. А то любая из других великих революций была чем-то еще.

Надо будет, однако, найти и прочесть книжку. Почему-то есть предчувствие, что она доставит много тихой радости.

Tuesday, March 31, 2009

Русский Журнал как говномер

Вот Русский Журнал пишет о "банкротстве": "... Однако распад украинской государственности сегодня происходит настолько стремительно, что даже авторитарное правление скоро запоздает: взять под контроль протест недовольных окружающим бардаком людей можно будет только в каждом регионе по отдельности. В каждом из них появятся свои собственные политические лидеры, которые не обязательно будут приняты соседями. При таком развитии событий мы вряд ли увидим Украину в своих прежних границах. ".

Все-таки удивительная интенсивность чувств и страстность. Прямо какая-то мастурбация... Уж, близок, близок миг "распада украинской государственности". Еще чуть-чуть...

А вот страшнее -- документ 1939-го года:"... Развал польского государства создал в Польше положение, требующее со стороны советского Правительства особой заботы в отношении безопасности своего государства. Ибо Польша стала удобным полем для всяких случайностей и неожиданностей, могущих создать угрозу для СССР.
Вместе с тем "Советское правительство считает своей священной обязанностью подать руку помощи своим братьям-украинцам и братьям-белоруссам, населяющим Польшу". "


Что в РЖ последние годы много очень неприличного, это, увы, факт... Эх, а когда-то! Кто еще помнит "Бессрочную ссылку"?

Однако этот журнал прекрасно, мне кажется, подходит теперь на роль "говномера". И показывает он теперь имперское сознание, осмысление современных событий в терминах позапрошлого века (вот ведь даже расширение Евросоюза иначе, как экспансией, не называют, и мужественно преодолевают все логические трудности -- мол, экспансия такая, без армии, с минимумом затрат...). Что ж, выходит, "клеветники России" были правы? Думаю, нет -- где угодно можно найти какие угодно тенденции, которые возобладают, если не повезет. В конце концов, можно сопоставить лозунги современного французского Национального Фронта с лозунгами Петэна; сам Петэн, в свою очередь -- и в свое время -- непременно бы сказал, что вся французская история и культура вела к его "национальной революции", и т.д. в глубь веков. Всякий хочет подверстать всю культуру к заголовку своей сегодняшней газеты. Тут дело в шансе. Современное русское правительство страшно не столько само по себе, сколько тем, что оно повышает шансы таких маргиналов (уже и не маргиналов...), воспитывая электорат, который на следующем витке вполне может сделать все эти грёзы реальностью.

Что ж покажет мир в ответ на показания нашего прибора? А ничего, наверное. И своих проблем полно, и провидцы повывелись, если когда и водились.

В банковском кризисе виноват компьютер

Вот еще точка зрения: в банковском кризисе-де виноват компьютер. Интересен, однако, ход рассуждения: компьютеризация вызвала рост доходов руководящих кадров, что вызвало повышение задолженности семей с низким доходом (очевидно, потому, что рабочие пытались не отстать от стандарта потребления среднего класса), что вызвало финансовый кризис.

Что ж, модель, конечно, возможная. Интересно другое -- зачем пускаться в такие логические упражнения? С тем же успехом можно найти связь кризиса с глобальным потеплением, которое, скажем, повлияло на синицу, которая часто ворует пшеницу, которая в темном чулане хранится.

Не проще ли все? Да, действительно, банковский кризис явно не главная причина -- он, наверное, спровоцировал сразу много чего, что давно собиралось прорваться. Страны, которые достигли богатства и могущества благодаря промышленности, теперь эту промышленность теряют, причем все возрастающими темпами. Что приобретают? Непомерно развитую финансовую индустрию и огромную сферу услуг, плюс целые слои стареющего населения, зависящие от социальной помощи. Пусть мне скажут, что это хорошо и полезно, но это явно не та структура, которую можно назвать устойчивой. Что ж долго искать объяснений?

Friday, March 27, 2009

Sacrilège

Eh voilà: le scandale de caricatures. C'est pas qu'à Téhéran...

Quelque chose me dit que ces gens-là ne protestent pas autant quand on bombarde une ville; une caricature, en revanche...

C'est quand même curieux ce que mobilise les gens et les met en colère dans ce meilleur des mondes.

Thursday, March 26, 2009

Дмитрий Быков обобщает

Статья Д.Б. о распаде Союза Кинематографистов

Вот за одну фразу спасибо: "Так и будем жить: они снимают кино, которое нельзя смотреть, мы смотрим то, которое нельзя снимать. И так во всех сферах, от продовольственной до религиозной."

А остальное -- обобщение, не выдерживающее никакой серьезной критики. И откуда это непременное желание уложить все в драматичный сюжет? Думаю, это профессиональное. И не вполне серьезное, может быть. Наверное, у человека, зараженного сочинительством, каждый новый сюжет, который можно навязать реальности, вызывает чувство восторга. Это, наверное, такая игра. Иначе как можно написать: "У идейных людей нет страха или, по крайней мере, он пригашен, — а сталинская империя держалась на страхе; будь в стране тысяча идейных коммунистов, истинных догматиков, никакой тридцать седьмой год не был бы возможен..." Ну что тут скажешь? В Конвенте тоже, что ли, не было идейных? Не маленькие уже, пора перестать оперировать романтическими образами. Если одни вещи рассматривать на уровне героических образов ("идейные"), а другие -- наоборот ("корпорация Россия"), то можно получить обобщения масштаба тех, что давал Маркс. Вопрос: а, может, не надо? Трудно, наверное, сочинителю жить с сознанием, что жизнь, как сон у Набокова -- плохая пьеса, сыгранная пьяными актерами на шатающихся подмостках. И, добавим, без сюжета, без начала, без конца...

Saturday, March 21, 2009

Фрэнсис Бэкон, Бертран Рассел и Михаил Делягин

Читая Делягина в ЕЖ , который пишет об упадке, вызванном тем, что решения в наше время принимают люди, не обладающие знаниями. Немедленно вспоминаются две цитаты из Бертрана Рассела; все остальное здесь написано, главным образом, ради удовольствия это процитировать:

“Francis Bacon, a man who rose to eminence by betraying his friends, asserted, no doubt as one of the ripe lessons of experience, that "knowledge is power” Bertrand Russell, "Useless Knowledge"

... Like other historical theories, it required, if it was to be made plausible, some distortion of facts and conciderable ignorance. Hegel, like Marx and Spengler after him, possessed both these qualifications. Bertrand Russell, "History of Western Philosophy"

Впрочем, у Делягина желание полемизировать, поразить, задеть, кажется, преобладает над distortion of facts and considerable ignorance. Как бы там ни было, на все вздохи о том, что в старые-то времена люди, причастные к знаниям, были более влиятельны, не кажутся основательными. Марк Алданов в эссе о Ллойд Джордже цитирует некоего сотрудника знаменитого премьера, который говорил: "Я предполагаю, что он умеет читать, но мне никогда не приходилось видеть его за этим занятием". Мне кажется, что владение знаниями, причастность к настоящей науке никогда в истории не были обстоятельствами, которые бы сами по себе давали влияние на процесс принятия решений. Первая Мировая война, скажем, была развязана людьми, явно не понимавшими, что они делают, и не представлявшими последствий. Надо ли говорить, что это событие, определившее почти всю историю прошлого столетия? Кстати сказать, ученые-то считали, что никакая война в Европе невозможна, потому что никому не выгодна (в "Пушках августа" Барбары Тухман, если не ошибаюсь, упоминается Нобелевская премия, данная в 1913 году за работу такого рода по экономике). Ученые-то, видимо, были правы. А что толку? И после войны политики продолжали гнуть своё с не менее катастрофическими последствиями. Если уж на то пошло, то современные измельчавшие, малохаризматичные политики оставляют больше, а не меньше места для грамотной экспертной оценки при выработке решений. Правда, от этого, кажется, не сильно легче -- были ли исторические повороты, которые были экспертами предсказаны? Они, кажется, даже теперешний кризис не могли предсказать и не могут объяснить... Засилье же карьеристов и управленцев в науке тоже не такая уж беда. Что-то мне подсказывает, что выбить грант в современном университете все же проще, чем при любом европейском дворе прошлых веков.

Что касается "демократической" ортодоксии, которая, по мысли Д., все больше сужает горизонт людей, определяющих политические решения и имеющих влияние на массовое сознание, то это опять, по-моему, доморощенный апокалиптизм -- переписывание истории под сегодняшнее настроение. Даже если предположить, что дело обстоит именно так (а, по правде говоря, есть сомнения -- "зелен виноград" для Делягина), то лучше все-таки такая ортодоксия, чем примитивнейший шовинизм, определявший на практике всю политику двух прошлых веков. Может, человечество и продолжает делать глупости, но оно не стало менее адекватным, чем прежде. Может, в абсолютном измерении, даже стало более адекватным. Но что опаснее -- младенец со спичками или подросток с гранатой? Это, однако, не повод ностальгировать по прошлому.

Особо следует сказать о том основополагающем настроении, которое как бы служит фоном статьи. Что, мол, Россия в этом смысле всех опережает. Мир, мол, погружается в бескультурье, а Россия впереди всех, потому, видимо, что назначена судьбой давать человечеству ужасные уроки. Какие только причудливые формы интеллектуального самолюбования не встретишь... Все гораздо проще и страшнее: в России происходит мало хорошего, но в этом нет ничего принципиально нового, невиданного или неповторимого. Работая бок о бок с выходцами из самых разных стран, как-то начинаешь это чувствовать: родные детали проскальзывают в рассказах о самых разных странах и временах. Может быть, размеры? Разве только. А так -- догоняющее развитие со всеми вытекающими особенностями, возможностями и опасностями. Комплекс самолюбования, даже в форме самобичевания -- одно из этих вытекающих. Свойство, кстати, вообще всех народов, обостряющееся в известные периоды истории. Людям почему-то требуются оправдания для того, чтоб любить свою страну -- если не самая лучшая, так самая несчастная. Просто так -- не могут почему-то.

А вообще, я за статьями Делягина в ЕЖ слежу уже некоторое время. Во-первых, по некоторым чисто личным причинам, абсолютно никому не интересным. А во-вторых -- потому, что в них всегда видна интересная и беспокоящая меня смесь симпатичных и несимпатичных мне взглядов. Стиль статей тоже оставляет смешанное впечатление. Результат -- смесь любопытства и беспокойства.

Monday, March 2, 2009

Кризис-шмизис: опиум интеллектуалов или спор с самим собой

Социалист ("я же говорил!..."):

Вот что интересно? Как кризис, так социализм. Как бум -- так Дикий Запад. В смысле, крупные предприниматели не против, чтоб был социализм, когда им самим трудно. Но в прочие времена -- против, потому что повышаются налоги. Некоторые умные дяди (http://www.lefigaro.fr/debats/2008/10/14/01005-20081014ARTFIG00551-le-krach-est-le-nouvel-opium-des-intellectuels-.php) говорят нам, что это правильно, что правительство не должно вмешиваться, а переоценка капиталистических ценностей -- это wishful thinking социалистов.

Может, и так: экономика -- дело темное. Кто, однако, будет вмешиваться? Чем невидимая рука рынка лучше видимой руки чиновника? Рука государства, в лучшем случае, малоэффективна. Но невидимая рука свободного рынка тоже эффективна, главным образом, в смысле валового продукта: тащит все производство туда, где оно дешевле. В современном мире это значит -- туда, где рабский труд, сомнительные по части свобод режимы, никаких профсоюзов и необременительное экологическое законодательство. Аргументы тех, которые говорят, что таким образом сохраняется и увеличивается эффективность производства и растут прибыли компаний, звучат убедительно. Они забывают только предложить свою голову в залог того, что в результате этого процесса военно-политическое превосходсво останется там, откуда уходит все реальное производство. Если торговля на бирже, как таковая (а не как сопутствующий процесс) превращается в заметную часть экономики, с этим что-то не так. До сих пор для того, чтоб сохранить каждое общество, или обеспечить его возможность развиваться любым заранее выбранным путем, нужны были патроны и тушёнка, а не акции или сфера услуг. Даже если предположить, что общество, которое состоит из одних профессоров, бизнесменов и официантов, возможно, и даже если предположить, что это общество максимально эффективно экономичеки (очень может быть -- на тех же основаниях, на каких диктатура идеального пролетариата есть самый гуманный строй), даже тогда следует отдавать себе отчет, что такое общество предполагает дружественный, открытый мир, делающий для него автомобили, игрушки, компьютеры и двести видов гигиенических салфеток. Что, если вместо этого история преподнесет нам другой мир? Какая невидимая рука будет обеспечивать коррекцию, если невидимая рука рынка явно не желает знать о таких возможностях?

Если нам говорят, что лучше для общества то, что лучше для торговли акциями, что все на свете нужно делать там, где это делать дешевле, то что-то тут не так. Рыло у говорящих должно быть несколько в пуху. Если действительно смысл прогресса -- достижение максимальной экономической эффективности в короткой перспективе, то пусть господа в таком случае доверят китайцам -- ну, подставьте любую другую географическую точку, наиболее выгодную для переноса производства -- доверят им воспитывать своих детей. Китайцы -- под руководством партии -- сделают это быстрее и дешевле, заодно решив проблемы подростковой преступности путем переноса процесса воспитания молодых людей в специально оборудованные лагеря. Если кому-то не нравится, значит, он не вполне полагается на рынок. Ему осталось только осознать границы рыночной сферы и предложить, кто будет обеспечивать соблюдение этих границ. И как обеспечивать. Back to square one.

Что же на все это можно возразить?

Внутренний капиталист (с кислой миной):

Ну вот, опять... Конечно, как что-то не так, так государство нас спасет.

Отвлекаясь от экономических теорий, которые все равно никого не убеждают, даже самих экономистов: вы видели когда-нибудь, чтоб хоть один политик _на самом деле_ понимал, что он делает? Меры по выходу из Великой Депрессии, к примеру, как многие теперь думают, только усугубляли ее; выход из тогдашнего хронического кризиса -- "заслуга" мировой войны. И этим-то персонажам, которые, вдобавок, сильно измельчали и поглупели в эпоху телевидения и прямого общения с электоратом, вы хотите доверить регулирование экономики? Они не могут этого сделать, даже если бы хотели; нет у них ни понимания процессов, о которых идет речь, ни культуры, ни сколько-нибудь долгой перспективы: всё их планирование от одних выборов до других. Если же обратиться к тем временам и странам, где выборов нет или всегда выбирают, кого надо, то и там -- не легче: еще менее эффективно, причем неэффективность оплачивается кровью; потом, такие режимы опасны для окружающих, потому что рассматривают войну как средство решения проблем или даже как неизбежную цель. Кто ж будет регулировать? Уж лучше пусть как-нибудь само...

Все, что выгодно отличает современный мир от мира, каким он был сто лет назад, сложилось стихийно, а не по плану. Основными факторами при этом были не идеология и не политика, а демография и научно-технический прогресс. Пластик, дешевая еда и одежда, удобрения, дешевое строительство (все, конечно, относительно -- по сравнению с прошлыми веками) сделали для человечества гораздо больше, чем все политики, проповедники и пропагандисты, вместе взятые. Что же было двигателем прогресса, как не предпринимательство? А что было его тормозом, как не попытки ограничить и идеологизировать -- неизбежные следствия вмешательства государства? Вспомните, что современному Китаю -- сколько ни ставить его в пример планомерного развития -- пришлось преодолевать последствия разнообразных "больших скачков" путем введения ограниченного свободного предпринимательства.

Маяковский

Ах, Маяковский, ах, злодей,
Он партию любил, ребята,
Шершавым языком плаката.